- AFF Порно рассказы и эротические истории про секс - https://adultfrinendfinder1.info -

Девственная попка Инки

С Инкой мы подружились быстро. 18-летней непоседливой тараторке явно нравилось, что зрелый мужчина готов слушать её бесконечные истории, а не пытается отделаться побыстрее. А болтать Инка могла часами и обо всем — о своих похождениях, о подругах, обо всём на свете. Но больше всего её интересовала тема секса. О, тут её было не остановить! Так я узнал, что они с подружками часто смотрят порнушку, что с одной из подруг она целовалась взасос по пьянке, а потом хотели полизать друг другу, но постеснялись и т.д. Но самый трэш начался, когда она рассталась со своим парнем...

— Понимаешь, он хотел со мной... ну, трахаться... а я ещё ни разу ни с кем. Ну, я знаю, что парням это надо, что они хотят... Но так страшно!

Слова лились из Инки потоком.

— Ну он и сказал, что уходит, потому что я ему не даю!

Девушка была явно подавлена.

— А почему ты не попробовала по-другому?

— Это как? — она удивленно уставилась на меня.

— Минет, анал...

— Минет — это когда в рот, да?

— Да, когда девушка удовлетворяет парня ртом.

— Фу! — Инка поморщилась, — Его письку в рот... Гадость, наверно. А что такое анал? Это в жопу, да?

Пришлось рассказать и об оральном, и об анальном сексе, о том, как это делается. Милая болтушка слушала открыв рот, явно мой рассказ был для неё новостью. Рассказал и о позе 69, и о кунилингусе, и о взаимной мастурбации. Лучше бы не рассказывал... Несколько последующих дней Инка заваливала меня вопросами типа «А сперму не вредно в рот брать?» или «А если только в жопу, то правда останешься девственницей?» и слушала открыв рот. Роль личного сексолога стала уже утомлять...

— Инка, ну неужели тебе не с кем об этом поговорить кроме меня? У тебя же подруг море.

— Ну да, как же! — девчонка фыркнула, — Дуры! Хихикают, краснеют, ничего объяснить не могут... А у тебя так просто все получается объяснять.

— Ну так найди парня, и узнавайте с ним вместе!

— Они и половины не знают, что ты мне рассказал! И сразу хотят в койку затащить! Слушай, — загорелась идеей Инка, — У тебя же много женщин было...

— Ну, не так чтобы много...

— Да неважно! Научи меня...

— Чему?

— Ну тому, что рассказывал, минету, аналу...

— Инка, ты сдурела?! Я же на 20 лет тебя старше!

— Так я никому не скажу! И в письку мы не будем...

— Ты точно рехнулась!

Девчонка уговаривала меня полдня... и всё-таки уговорила!...

На следующий день мы заперлись в тесной каморке. Было видно, что девчонку трясет от страха и любопытства. Да и я нервничал изрядно.

— Мне... мне раздеваться? — Инка нервно теребила края свитера.

— Не надо, — я вытащил на середину каморки стул, — Садись сюда. Не бойся ничего...

— Зачем?

— Чтобы удобней было.

Девушка села. Было видно, что ей и страшно, и любопытно.

— Ну, начнем... Ты член видела?

— Да... в порнухе...

— А вживую?

— Н-нет...

Я стянул футболку и подошел к ней. Её лицо как раз находилось напротив моего паха.

— Расстегни мне брюки и спусти вниз вместе с трусами.

Инка уставилась на меня:

— Я?

— Ну да... Ты же хотела учится, начинай...

Болтушка несмело расстегнула ремень, повозилась с пуговицей, медленно расстегнула молнию и стащила брюки до колен. Взялась за трусы и замерла:

— Так страшно...

— Не бойся, давай.

Инка рывком стащила с меня трусы. Член выскочил, шлепнул её по щеке и закачался у лица. Девчонка отшатнулась:

— Ой!

И во все глаза уставилась на член. Он смотрел ей прямо в лицо, толстый, с багровой головкой. Я не выдержал:

— Ну что, попробуешь?

Инка подняла на меня глаза:

— В рот... да?

— Для начала поцелуй его...

Девушка робко приблизилась, зажмурилась и быстро чмокнула головку. Я улыбнулся:

— Да не бойся ты, он не кусается!

Она тоже улыбнулась.

— А теперь возьми его в руку...

Инка несмело обхватила член ладошкой.

— Ой... Какой он крепкий! И толстый...

— Подвигай рукой...

Она неумело начала дергать член.

— Не торопись... Плавней... Нет, так дело не пойдет.

Девчонка удивленно посмотрела на меня:

— А как?

— Нужна смазка... Просто оближи его, как конфету... Давай.

Инка принялась облизывать член. Сначала корень, ствол, головку. Я с трудом сдерживался:

— Молодец! Отлично получается!

— Тебе правда нравится?

— Ты просто умница! А теперь в ротик возьми...

Инка приоткрыла рот, и тут я воспользовался этим — взяв её за затылок, насадил её рот на головку. Неглубоко, стараясь, чтобы она не подавилась. Девушка от неожиданности округлила глаза, но не вырывалась. Рот у неё был горячий и тесный. Подвигав её рот на члене, я отпустил затылок:

— Теперь сама...

К моему удивлению, Инка не отпрянула, а продолжила сосать, глядя на меня. Это был её первый минет, минет девственницы. От удовольствия я тихо застонал.

— Тебе хорошо? — вынув член изо рта, проговорила запыхавшаяся Инка, — Мне понравилось... Он такой крепкий... И не противно совсем... Можно я ещё?

Я кивнул. Инка с энтузиазмом снова вобрала в рот головку и принялась за дело. Сосала она неумело, но старалась от души.

— Не торопись ты так, — решил помочь я, — Медленней, и бери побольше... Вот, молодец! И зубками не царапай... А теперь языком головку погладь... Вот так, да... А теперь головой подвигай...

Ученицей она оказалась отменной, старательно выполняя все советы. Её горячий тесный ротик доводил меня просто до умопомрачения. Я еле сдерживался, чтобы не кончить.

— О-о-ох...

Инка оторвалась от члена и испуганно уставилась на меня:

— Я тебе больно сделала? Ой, прости...

Я с трудом перевел дух:

— Нет, всё в порядке... Просто очень хорошо... Ну что, в попку будем пробовать?

Глаза девушки блестели от возбуждения:

— Давай! Что надо делать?

Я придвинул стул:

— Спусти брюки и трусики...

Девушка несмело промямлила:

— Я... я стесняюсь...

«Только что минет делала, а теперь стесняется...»

— Ладно, отвернусь...

Я отвернулся. За спиной послышался шорох одежды, потом Инкин голосок:

— А теперь что?

— Теперь становись коленками на стул... Грудью обопрись на спинку...

Я повернулся. Девчонка стояла коленками на стуле, оттопырив попку. Трусики и брюки были спущены до щиколоток. Ягодички у неё были маленькими, плотно сжатыми. Я подошел к ней и аккуратно раздвинул их в стороны. В глубине попки темнела крошечная розетка сфинктера. Набрав смазки на палец, аккуратно начал смазывать тугой вход. От моих прикосновений девушка вздрагивала, но молчала.

— Ин, помоги мне немножко... Раздвинь попку руками, а то мне неудобно, — попросил я.

Девчонка послушно завела руки за спину и развела ягодички в стороны.

— Сейчас я смажу тебя пальцем... Если будет больно, скажи...

Не спеша набрав смазки, я медленно ввёл палец в Инкину попку. Напряжённый анус нехотя впустил меня внутрь. Девушка тихонько охнула:

— Больно... немного...

— Расслабься... попку расслабь...

Я медленно двигал пальцем туда-сюда, смазывая проход. Член стоял как столб при виде этой молодой задницы. «Ну, пора!» — подумал я.

— Ну, готова?

— Д-да... наверное... , — от страха и возбуждения Инку потряхивало.

— Если больно будет, скажи! — предупредил я, — И попку пошире раздвинь... ещё чуть-чуть...

Девчонка так раздвинула ягодицы, что блестящий от смазки анус чуть приоткрылся. Я, не медля ни секунды, приставил багровую головку к её «задней калитке» и решительно надавил. Да, это было что-то! Невероятно тугой сфинктер плотно стиснул головку как перчатка руку! Такая горячая, мокрая и тесная перчатка! Инка взвизгнула от боли — Ой-ой-ой! Больно! Нет! Мамочка-а-а...

— Тихо-тихо-тихо... Потерпи, Ин...

— Ой-ой-ой... Стой! Вытащи-и-и... Не надо-о...

Девушка выгнула спину коромыслом как кошка, пытаясь слезть с моего члена, но её мешала упирающаяся в грудь спинка. Я всё увеличивал нажим, и член медленно вползал в тугой девичий анус. Инка заплакала от боли:

— Мамочка... больно... вытащи... пожалуйста-а-а... я сейчас... мне... в туалет...

— Потерпи, Ин... Сейчас легче будет...

— Не надо-о-о... мама-а-а... Ой-ой-ой! Больно-о-о! Не надо-о-о!

Член медленно, с натугой прокладывал себе путь. Казалось, что я буквально натягиваю Инкин зад на себя и член вот-вот проткнет ей живот. Девушка продолжала трепыхаться, но я крепко удерживал её за бедра. Наконец почувствовал, что член целиком утонул в её уже не девственной попке. Яйца плотно прижались к киске, и я замер, стараясь не шевелится, давая ей привыкнуть. Какая же она тесная и горячая! Девчонка всхлипывала и постанывала. Я зашептал ей на ушко:

— Сейчас привыкнешь, и больно не будет... У тебя такая попка тугая... самая лучшая...

— Мне больно... очень... я в туалет... хочу...

Надо было как-то облегчить Инкины страдания. Я просунул руку между её ножек, продолжая другой рукой крепко держать за плечо. Коснулся её письки, раздвинул губки и нащупал клитор. Инка дёрнулась, прошептала сквозь слёзы:

— Не надо... в письку... ты же обещал... не надо... прошу...

Ни слова не говоря, начал тихонько тереть клиторочек. Инка замерла, даже всхлипывания прекратились — девушка явно никогда не ласкала сама себя, и ощущения были ей в диковинку. Прошла буквально минута, и я почувствовал влагу под пальцами — деваха потекла! Инка уже не всхлипывала, дышала тяжело и быстро. Я прошептал ей на ушко:

— Ин, ты как? Не больно?

Девчуля молчала, только тяжело дышала. Я продолжал массировать пальцем её уже изрядно намокшую киску. Осторожно отпустил её плечо и коснулся груди. Сосок торчал как камешек, и я принялся тихонько сжимать и теребить его. Инка стояла неподвижно, тяжело дыша как после бега... И тут девчонка подала голосок:

— О-о-о-ох... о-о-ох...

— Тебе не больно, Ин? Скажи...

— Больно... и хорошо... у тебя такой... большой...

— Тебе в попе больно? Мне вытащить?

— Да... нет... не вытаскивай... ты так... о-о-ох... рукой делаешь... приятно... и больно...

— Где рукой приятно?

— Там... в письке... только не останавливайся... о-о-ох...

Я слегка отстранился от девушки. Не прекращая теребить клитор, немного вытащил каменно-твердый член из её бедной попки. Инка тихонько застонала:

— Ой... о-о-о-ой...

— Больно?

— Да-а-а... и приятно тоже...

Я взял Инкину кисть и завел за спину:

— Потрогай...

Инка прогнулась в пояснице, и её пальчики коснулись члена:

— Ничего себе! Какой толстый... горячий... о-о-ой...

— Ты себя ни разу не ласкала, что ли?

— Нет... никогда... ты так рукой... хорошо... делаешь...

Я снова задвинул член до конца в женскую попу, снова немного вытащил, не переставая натирать Инкин клитор. Пальцы были совсем мокрыми — девчонка возбудилась до предела. Осторожно отпустил плечо — она не попыталась вырваться, покорно стояла, уронив голову на руки и тяжело дыша. Я наклонился к её ушку:

— Ин, я сейчас немного быстрее подвигаюсь, ладно? Тебя рукой поласкать?

Девушка, тяжело дыша, кивнула. Я не спеша вытащил член, оставив внутри только головку и продолжая наминать клитор. Подождал пару секунд и снова ввёл своего стоящего колом друга в бедную девичью, нет, теперь уже женскую задницу по самый корень. Инка выгнулась и застонала. Снова повторил вперед-назад, ещё и ещё... Член входил легко в смазанный узенький анус, я чувствовал, что буквально тараню головкой её матку. Инкина попа обтягивала мой член как плотная мокрая перчатка. Деваха постанывала, но уже явно не от боли — я продолжал теребить ей клитор. Так продолжалось несколько минут, а потом почувствовал, как Инку мелко затрясло. «Сейчас кончит!», — я быстро убрал пальцы от её клитора, взял девчонку за талию и принялся не жалея вколачивать свой член её «заднюю калитку». Инка взвизгнула, выгнулась... и тут её накрыл оргазм! Она словно пыталась соскочить с терзающего её зад члена, хватала меня за руки, стонала:

— О-о-ой... папочка... не надо... ещё... больно... папа-а-а... в туалет... ещё... моя жопа-а...

Наконец девушка обмякла, и тут кончил я. Со стоном, крепко прижав к себе её ягодицы, выплеснул сперму прямо в её истерзанную задницу. Казалось, что сперма вливается прямо в её желудок, так её было много... Спустя пар минут я бережно извлек член из бедной Инкиной попки. Вместо туго сжатого ануса зияло ярко-алое отверстие неплохого размера, но крови не было. Девушка со стоном приподняла голову.

— Ин, ты как, больно?

— Немного... ты мне там всё разворотил... зверь...

— Ничего, скоро пройдет.

Деваха с трудом поднялась со стула, потрогала попку. Глаза её расширились:

— Она что, так и останется?!

— Да нет, что ты! Скоро закроется...

— А почему она мокрая?

— Это от спермы... Я в тебя кончил...

— А я... я не залечу?!

— Ну что ты! В задницу можно кончать смело, не залетишь...

Она успокоилась, снова потрогала попку:

— Такая большая дырка... обалдеть...

— Ты как, Ин? Ну, впечатления...

— Ну-у... Сначала так больно было, ужас! Я думала, что ты мне там всё разорвал! А ты всё запихиваешь и запихиваешь... Так больно было! А потом ты засунул весь, я думала, он сейчас все кишки проткнет... А потом ты остановился, постоял, вроде болеть поменьше стало. А потом, — Инка тараторила без умолку, — Ты начал мне письку ласкать! Сначала ничего не чувствовала, а потом та-ак приятно стало! А потом ты своей писькой в попе стал двигать туда-сюда, а рукой мне письку ласкал — вот это был кайф! А когда ты стал меня в попу долбить — я чуть не описалась, так хорошо было! Ты такой классный! Так всё здорово сделал!

Я улыбался, слушая её тарахтение.

— ... А тебе понравилось, как я сосала? У тебя такой член классный, толстый такой! Я думала, у парней члены воняют, а у тебя нет! Мне так понравилось! А тебе понравилось?

— Конечно, Ин! Ты здорово всё делала. Только смотри, не говори никому, что мы тут делали!

— Что я, дура, что ли?! Я никому не скажу!

Девушка поднялась со стула, нагнулась и неожиданно громко пукнула.

— Ой! Прости, я не хотела...

— Ничего страшного, так бывает...

Мы привели себя в порядок и вышли из каморки.