- AFF Порно рассказы и эротические истории про секс - https://adultfrinendfinder1.info -

Людмила. часть 2: стою на полустаночке

День первый

Собирались быстро.

Когда поезд остановился и они выходили из вагона проводница бросила на Люду такооой взгляд... В нем столько всего смешалось. Люда не поняла, чего в нем было больше, презрения, осуждения или зависти. Один из мальчиков подал ей руку, а второй тащил ее сумку. И ступила на перрон родного города Людмила, как королева.

В конце перрона стояла группка солдат и когда троица поравнялась с ними, ее мальчики тепло попрощались с ней и направились к своим сослуживцам. Она помахала остальным ребятам с недоумением смотрящим на нее, развернулась и пошла на выход. Отойдя метров на пятнадцать Людочка оглянулась. Ну, точно, пацаны вырывая друг у друга телефоны о чем-то спорили. То, что они сейчас рассматривают ее, Люды фотки в голом виде она была совершенно уверена. А, когда один из них посмотрел на нее Людочка улыбнулась ему и медленно провела пальцами по приоткрытым губам. Затем развернувшись и плавно покачивая бедрами она направилась прочь.

Догнали ее практически сразу.

Восемь пацанов даже не запыхавшись стояли перед ней, а ее мальчишки со смущенным видом прятали глаза. Один из солдат, видимо старший, как поняла Люда обратился к ней.

— Извините пожалуйста... Можно с Вами познакомиться?... Я сержант Новиков. Николай. — Парень задорно улыбнулся.

— Людмила, можно просто Люда.

— А можно мы Вас проводим?

— Мальчики, хорошие мои, у меня сейчас дела. Но если ты Коля, дашь мне свой номер я обязательно позвоню. — Николай не раздумывая выполнил ее просьбу.

Спустившись с лестницы и выйдя на площадь они дружески расстались.

Вокзальная площадь была многолюдна. Народ сновал по своим делам, кто-то что-то продавал, кто-то покупал, в общем царила обычная привокзальная суета. Н-ск городом был отнюдь не маленьким.

Люда отошла в сторонку и набрала Саню.

— Алле. Сань? Привет. Это Людмила. Ну, Тюрина. Вспомнил наконец-то... Да, не в Москве уже... Только, что в Н-ск приехала... Одна... Костик в Москве остался... Даа... А я тебе зачем звоню?... Адрес давай, сейчас подъеду. Ну, если ты не против конечно... Записываю.

Люда назвалась девичьей фамилией, ее нынешняя вряд ли что-то сказала бы Сане Пономаренко, ее первой и безответной любви. Школьная любовь. Одноклассники. Встречи выпускников. Попытки завершить незавершенные и не состоявшиеся отношения. Сколько десятков тысяч браков рухнуло из-за них (Ну на фига, это было надо? Дело-то прошлое. Быльем давно поросло. Нынешнее семейное счастье, ну или привычный быт, это уж кому как разрушать-то зачем? Ах, ошибочка вышла, а вот благоверные, почему-то этого не понимают. И разводы, разводы.)

Люда тоже хотела завершить несостоявшийся роман и с мужем она разводится, абсолютно не собиралась. Любовников иметь хотела, а разводиться нет.

Добравшись на такси с молодым и улыбчивым водителем-узбеком по указанному адресу Людмила увидела старенькую, панельную пятиэтажку, в Москве такие принято называть хрущобами.

Райончик тоже был так себе, типичная рабочая окраина. Раньше тут в основном жили рабочие с обогатительного, а сейчас же обретался кто попало. В основном те к кому судьба повернулась отнюдь не прекрасным ликом, а совсем даже наоборот. Аура глухой безысходности сочилась буквально отовсюду. Район неудачников или трущобы вот первое, что приходило в голову стоило лишь оглянуться вокруг.

Света в подъезде видимо не было отродясь, воняло кошками, мочой и еще чем-то. Пытаться определить принадлежность запаха Людмила не осмелилась, опасаясь за содержимое собственного желудка.

Поднявшись на третий этаж Люда позвонила в обшарпанную дверь.

За дверью раздались торопливые шаги и дверь распахнулась.

Ее встретил Саня. Был он невысок, худощав, негустые волосы с большими залысинами, очки на длинном носу и реденькие усы. Внешность типичного, нищего советского интеллигента Ну или снговского, что в общем-то без разницы.

Одет он был, правда в костюм. Разумеется без галстука и почему — то в тапочках на босу ногу. А еще у него в руках были цветы. Розы. Пусть всего и пять штучек, да и видок у них был скажем прямо слегка пожухлый... Но это были все-таки розы.

Все это вместе взятое, цветы, костюм, очки и тапочки на босых ногах так тронуло Люду, что она расплакалась и обняв Саню поцеловала его.

Они прошли на кухню, Люду поразило, что по контрасту с убогостью подъезда малогабаритная, двухкомнатная квартира Сани была весьма чистенькой. Обстановка небогатая и далеко не новая, все в основном еще советского периода. Даже ковры на стенах.

То, что мужчина жил один, Люда определила сразу. Присутствие женщины в доме можно обнаружить по тысячам мелочей. По дороге она бегло осмотрела ванную и спальню. Одна зубная щетка в граненом стакане говорит о многом. В спальне ее умилила застеленная мохнатым пледом широкая тахта и коврик с оленями на водопое. В доме матери висел такой же, но с лебедями.

Саня рассказал, что уже пару лет как развелся с женой, причину не назвал но Люде это было не особо-то и интересно. Людочка же рассказала о своем житье — бытье.

Стали вспоминать былое, Саня признался, что Людочка ему всегда нравилась но он панически боясь отказа так и не решился признаться ей в своих чувствах. Говорил ли Саня правду или развешивал лапшу на очаровательных женских ушках неизвестно, да и неважно. Важно то, что Людочка слышала именно то, что собственно и хотела услышать. И как следствие закономерно оказалась сидящей у Сани на коленях. Саня со всем старанием принялся тискать ее груди. Ну, а когда он начал раздевать Людочку, она отстранилась и сказала

— Можно воспользоваться твоей ванной? Я только с дороги.

Ну, конечно же Саня разрешил. Довольная Люда быстренько прошмыгнула в ванную. Ей срочно надо было смыть с себя устойчивый запах ебли, запах, которым она пропиталась за прошедшую ночь. Странно, что Саня его до сих пор не учуял. А может и учуял, то-то уж больно ручонки его расшалились не на шутку.

Пока вода заполняла ванную Люда не обнаружив в запасах парфюма хозяина ничего приличнее земляничного мыла решила воспользоваться собственными запасами. Она полуголая выбежала в коридор, где остался ее багаж. Там ее стоящую раком в одном белье и обнаружил хозяин. Его руки ухватили ее за попочку и принялись стягивать трусы. За трусами последовал лифчик и голенькая, как младенец Людочка предстала перед пылающим страстью взором героя своего романа. Вышеупомянутый герой возжелал немедленно воспользоваться своим правом, но обломился. Люда голышом волоча за собой баул прорвалась в ванную, оставив ему в качестве трофеев трусы и лифчик, насквозь пропахшие мальчишеской спермой. Кстати впоследствии эти предметы так и пропали, сгинув навсегда в недрах Саниного жилья.

Закрывшись в ванной Людочка щедрой рукой, на себе любимой экономить она не привыкла, это пусть Костик хозяйственным мылом моется, плеснула ароматной пены.

Погрузившись в пахучие, пышные сугробы она с блаженством улыбнулась и прикрыла глаза. Перед ее внутренним взором предстали те голенькие мальчишки, те двое... и сержант Коля, тоже голенький... и остальные пятеро, тоже голые выстраивались в очередь...

Накупавшаяся Людочка накинув махровый халат проследовала в спальню. Там ее с нетерпением ожидал истомившейся Саня.

Подойдя к тахте и скинув на кресло халат она повернулась к будущему любовнику. Саня растерянно смотрел на обнаженное женское тело.

Людмила усмехнулась и поманила его рукой. Она присела на край тахты и расстегнула ремень мужских брюк. Не спеша женщина потянула брюки вниз спустив их до щиколоток. Трусы в народе именуемые семейными последовали за ними. Взору Людмилы предстал орган, мечта ее девичьих грез. Достаточно длинный, тонковатый правда и как-то странно на конце загибающийся вверх, но в целом Людочке он показался достаточно симпатичным. Такого она раньше не встречала.

Обнажив головку Люда сложив губки колечком надела их на член. Слегка пососав ее она, придерживая ствол рукой стала погружать его в рот. Саша застонал.

Благодаря Людиным стараниям член ее одноклассника рос и крепчал.

Люда сосала его но почему-то ей казалось, что во рту у нее находиться не столь вожделенный ею раньше орган одноклассника, а молодой и крепкий, такой юный и свежий член бравого сержанта Коли... И тех мальчишек из поезда...

Людочка текла, как Ниагара. Тянущее томление внизу живота стало невыносимым и она выпустив изо рта основательно обмусоленный член забралась на тахту. Встав на четвереньки и слегка раздвинув ноги Люда подставила Саше свое готовое к употреблению сокровище.

— Выеби меня... Пожалуста... Сил нет больше терпеть...

Тот от этих слов и при виде двух упругих полушарий и маняще поблескивающей обильной смазкой, истомившейся в ожидании его члена щелочки поддерживая рукой свое мужское достоинство точно направил его в пещеру любви ведущей в чертоги наслаждения... Короче, он с ходу засадил Людке Тюриной... эээ Мазиной по самые помидоры. Ухватив школьную любовь за упругие бедра Саня натягивал ее на свой стоящий колом член с наслаждением. Давненько ему такая удача не обламывалась. Куда чаще он привык обходиться в данном вопросе своими силами.

Бабы у Сани после развода, как впрочем и до конечно были... но редко. Безработный, перебивающейся случайными заработками, пьющий провинциальный интеллигент женщин интересовал мало. Им ведь всем, сукам богатых да успешных подавай. А где в их Задрищенске успех-то сыщешь? Это раньше, на Обагатительном неплохо зарабатывали, а сейчас... В огромных разваливающихся постепенно цехах какая-то жизнь еще теплиться, производство кое-где телепается, но платят за работу сущие гроши на которые прожить совершенно нереально. Нет, кому-то везет, как этому ушлепку Денису к которому его шалава Танька свинтила. Олигарх местечкового разлива... Три ларька и полуразвалившейся магазин на вокзальной площади. Людка вон тоже нормально устроилась, в Москве живет.

Саня был свято убежден, что настоящая жизнь существует только в Москве да Питере жирующих на деньги таких, как он и его нынешние приятели.

Холеная и ухоженная, явно недотраханная бабенция, во как текет при виде настоящего стояка, это же какой подарок судьбы. Не воспользоваться им просто грех.

И Саша пользовался. Пользовался так, что Людочка начала поскуливать активно подмахивая.

Ей вспоминалась прошедшая ночь в купе покачивающегося вагона и безумная ебля в два смычка под мерный стук колес...

Под мерные Сашины толчки и яркие воспоминания она сама не заметила, как засунув в рот большой палец зажатой в кулак руки принялась увлеченно сосать его.

Она-то не заметила, зато Саша очень даже заметил и от увиденного очень даже возбудился.

В нем тоже всколыхнулись воспоминания.

Было это вскоре после развода. Бухал он весьма основательно горюя об ушедшей к ебарю жене, бухал и жаловался на жизнь у своего старого приятеля Толяна. Нарезались они тогда крепко. И Верка, Толькина жена с ними. Вот тогда-то, видно спьяну и предложил Толян его жену расписать на двоих, чтобы кореш хоть немного утешился. Верка поломалась для вида, Саня приметил, как заблестели ее глаза и согласилась. Спьну кончить ему долго не удавалось, так что драли они Толькину бабу всю ночь напролет. Драли по очереди и вдвоем, драли во все дырки. Потом еще несколько раз было, а потом Верка что-то с Толяном не поделила, разлаялись вдрызг и Верка умотала к матери в другой город. С тех пор мужики сидели на голодном пайке. Местная общая давалка Ксюха бала страшна и вечно воняла перегаром и мочой. Встать на нее мог только либо с жуткой голодухи либо с перепою... Не то, что Людка. Холеная, ухоженная москвичка приятно пахла парфюмчиком и возбужденной бабенкой...

Заприметив в какую сторону поворачивают Людкины мысли он обрадовался. Толяну, если Людка согласиться можно будет должок вернуть... Да и понравилось ему одну бабу на двоих жарить...

Саня в очередной раз загнал своего жеребчика в сочно хлюпнувшее стойло и ласково огладив гладенькую и такую приятную на ощупь ягодицу представил, как Людке сейчас Толян заряжает в рот по самые гланды. Как она булькает, как слюни текут по подбородку, как она дергается, как...

Дальше он представить не успел, член выплюнул первую порцию спермы прямо в матку одноклассницы...

Саня голяком валялся на тахте потягивал холодное пиво из стеклянной бутылки и удовлетворенно курил.

Когда Людочка выйдя из ванной тоже голышом устроилась рядом, Саня протянул ей приготовленную заранее, открытую пивную бутылку и сигарету.

Люда досадливо поморщилась но сделав глоток вставила в рот сигарету. Саша галантно дал даме прикурить, попутно слегка ущипнув ее за сосок.

— Сань, ну ты чо делаешь-то. Тебе, что мало? — со скрытой надеждой в голосе сказала Люда.

Она была немного разочарована.Толик действительно красавцем не был. Мелкий и тощий с обширной плешью на голове окаймленной реденькими волосиками. На картофельном, сочно-красном носу сидели очечки в тонкой металлической оправе.

Одет местный ловелас был в китайский спортивный костюм, стоптанные кроссовки и в одной руке имел полиэтиленовый пакет мелодично звякающий при каждом движении в другой же сжимал пучочек непонятных растений больше всего похожих на те чахлые сорняки, что обычно растут вдоль проезжих дорог. Видимо Толик и нарвал их на обочине по пути следования к дому приятеля.

— Люд, познакомься. Это Толян. — Представил Людмиле Саня кореша. Тот мялся переступая на месте с ноги на ногу и во все глаза смотрел на стоящую перед ним столичную диву кутающуюся в махровый купальный халат.

— Людмила. Можно просто Люда. — Смущенно похлопав глазками проворковала фея и сделав книксен протянула гостю руку.

Кандидат в солюбовники поплевав на ладонь пригладил скудную растительность зачесанную на плешь, кивнул и гундосо представился.

— Очень приятно. Анатолий. — Кавалер галантно пожал протянутую для поцелуя ручку.

Пока Саня выгружал из принесенного пакета содержимое на покрытый клетчатой клеенкой стол стоящий у открытого настежь окна из которого в комнату проникали прилетающие с улицы заунывные восточные напевы.

— Это чегой-то у вас тут за дискотека? — Спросил приятеля Толян. — Караван-сарай открыли.

— Почти. Ванька, сосед снизу комнату узбекам, что на вокзале таксуют сдает. Их там человек десять живет, спят по очереди. А ща похоже гульбанят во всю.

— Они же не пьют. Им вера не позволяет. А, без водки, какая гульба?

— Ну, да не пьют. Это они может у себя в кишлаке не пьют, а здесь очень даже пьют. Бухают, как все нормальные люди. Привыкают к цивилизации. Ассимиляция.

— Толян, а ты чего только одну чекушку взял? Маловато будет. — — Вопросительно взглянул Саня на приятеля.

— Ты понимаешь Сань... С деньгами сейчас туго... На, что хватило. А потом с пивом-то нормально будет.

— Ладно. Ежели чего, вон у Ваньки возьмем. У него водка почти всегда есть... Вот только расплачиваться чем? — И Саня задумчиво посмотрел на обтянутую халатом аппетитную попку школьной любви задорно торчащую вверх над распотрошенным Людочкиным багажом. — Там видно будет.

Водку Людочка пила маленькими глоточками гримасничая и морща носик, изо всех сил изображая, что делает это через силу только ради того чтобы поддержать компанию.

На самом деле водка легшая на вчерашние дрожжи уже вызвала у нее состояние легкой эйфории, в голове приятно шумело, а мир казался таким ярким и добрым...

— Людк, а ведь ты помнится раньше танцами занималась? Может потанцуешь нам, что-нибудь эротичное. Для поднятия жизненного тонуса, так сказать.

— А что Санечка, тонус без танцев уже не поднимается?

— Да, ладно тебе Людк. Тебе чего, трудно чтоль? Порадуй мужчин своей красотой.

— Ну не зааю Сань. Занималась раньше, но это ведь когда было. В школе еще. А потом я же на бальные ходила, а вы же наверняка чего-то этакого хотите? Экзотического.

— А то. Люд, ну ладно тебе. Я точно знаю, ты не только вальс танцевать можешь.

Людочка смущенно потупилась

— Все-то ты знаешь. Ну, да не только. Я потом в Москве еще восточными тацами занималась и... На стрип-пластику несколько раз ходила... Но у меня все равно костюма нет. А как танцевать без костюма?

— Во-во Люд. Без костюма, как раз самое то. Без костюма-то оно лучше. Естественней. — Радостно закивал Саня.

— Нууу, я вообще-то и голенькой вам потанцевать могу... Если Анатолий конечно не против.

— Нет-нет... То есть да... — Вконец запутался Толян. — Конечно не против, а очень даже за.

— Ну, а музыка? Как же танцевать без музыки? — Продолжала ломаться столичная штучка.

Саня бросил тоскливый взгляд на стоящий на румынской полированной стенке уже давно приказавший долго жить музыкальный центр.

И тут его ушей коснулась жизнеутверждающая мелодия зурны и Саню осенило.

Он ткнул рукой в сторону распахнутого окна и радостно изрек.

— Во. Это — подойдет? А, чо хорошая музыка.

— Да ну. — Ни с того ни сего встрял в процесс раскрутки на стриптиз гостьи Толян. — Нет бы чего нормальное поставили эти дехкане. «Владимирский централ» например.

От полета мысли кореша Саня аж пивом поперхнулся.

— Под «Владимирский централ» сам будешь перед зеками в камере голой жопой крутить. Там на твое очко охотники быстро найдутся, вмиг оприходуют.

— А я чо, Я ничо.

— Ну, под эту музыку можно танец живота танцевать. — Примирительно предложила Людмила.

— Во, самое то. Давай Людк. Давай.

Дать Людочка была готова прямо сейчас.

— Ну если вы таак просите... Тогда ладно.

Людмила поднялась и качнув бедрами приблизилась к Толяну.

Не отрывая взгляда от мужчины, которого видела впервые в своей жизни она не торопясь распустила пояс халата и нарочито медленно начала спускать его с плеч.

Сложившееся ситуация и то, что она собирается отдаться незнакомому по сути мужчине ее дико возбуждала. И ведь в поезде было тоже. Странно, но раньше она за собой ничего такого вроде не замечала... Хотя нет. Тот таксист, имени которого она так и не узнала. Тогда тоже было нечто подобное. Интересно.

Толик рассматривал постепенно открывающиеся перед ним перспективы совершенно ошалевшими глазами.

Бабы не было у него уже довольно давно. С тех самых пор, как он расстался с женой Толян приспособился обходиться своими силами считая дрочку куда более простым и гораздо менее затратным способом получить желаемое, чем поиск и предварительную обработку потенциальной партнерши. Короче, вздрочнул и успокоился, да и деньги целее.

Но вот от халявы он отказываться не привык. Тем более от такой. Он же не лох конченный. Халява — форева.

Руки сами потянулись к призывно колыхнувшимся в пределах доступности полным грудям.

Людочка предоставила новому знакомому полную возможность вдоволь помять ее сисечки, поиграть с набухшими сосками приметив при этом, как разгорелись Санины глаза при виде рук приятеля тискающих сиськи любовницы. Интерееесно. А еще более Людочку заинтересовало то, что она еще больше возбудилась от этого. Она даже не поняла, что ей доставляет большее удовольствие Толины руки или Санины глаза...

В любом случае томление внизу живота усилилось и Людочка решила несколько форсировать события, чтобы наконец-то уже эти недотепы добрались до ее главных дырочек, так и жаждущих углубленной и вдумчивой обработки.

Люда нетерпеливо подергала Толяна за штаны. Тот все понял правильно и уперев руки в подлокотники слегка приподнялся в кресле.

Люда Мазина тут же воспользовалась предоставленной возможностью и быстренько стянула с него портки вместе с трусами к щиколоткам опустившись перед сидящим в кресле мужчиной на колени.

Перед ее взором предстал вожделенный предмет.

Людочка, сглотнув набежавшую слюну подняла взгляд и встретившись глазами с Анатолием прошептала.

— Можно? — Розовый язычок жадно облизнул приоткрывшиеся губы.

— Нужно. — Хрипло выдохнул Толян.

— Спасибо. — Вежливо ответила Людмила тут же запихнув в широко открытый рот крупный, увитый венами упитанный смзоголовый орган.

— Ооох. — Простонал Анатолий и с наслаждением откинулся в кресле.

Этот член Люда сосала с особенным удовольствием. Удовольствие не портило даже то, что он немного пованивал. Люда никак не могла понять, почему некоторые мужчины ленятся лишний раз сходить в душ. Им, что трудно что ли?

Но дело было не в этом. Саня буквально не сводил с нее глаз. Ему явно нравилось смотреть, как ее губы скользят по стволу, как розовый язычок облизывает солоноватую, сизую головку.

Он постоянно облизывался, а рука непроизвольно теребила ширинку.

Людочку этот взгляд любовника заводил не на шутку. Зуд между ног становился буквально невыносим, а тут еще этот член во рту. Такой толстенький и крепенький, пожалуй стоит ему найти куда более подходящее местечко, где он сможет разместиться с максимальным комфортом. Ему там будет тепло и влажно.

Саня смотрел, как Люда вытащив член Толяна изо рта ловко вскарабкалась приятелю на колени и усевшись на его член поманила Саню к себе призывно раздвигая руками ягодицы.

Дважды приглашать его не пришлось, Санин орел уже давно рвался в бой. Вид обрабатывающей ртом Толькин агрегат Людки буквально сносил Сане крышу.

Когда Толянову жену драли, было тоже самое. Сане нравилось не только трахать телку, но и смотреть, как ее имеет кто-то другой.

Его член без особого труда преодолел сопротивление сфинктера и проник в задний проход. Там у Тюриной было тесно и жарко.

Людочка надетая на два члена раскачивалась на волнах блаженства, она сама не заметила, как начала облизывать пальцы собственной руки. Сперва один, потом второй и вот она уже сама под взглядами мужчин сопя и постанывая трахала себя в рот сложенной горстью пятерней.

Продолжалось это недолго, цунами оргазма накрыло ее с головой.

Опроставшиеся в ее дырочки мужики оставив пребывающую в расслабленной эйфории Людмилу направились к столу.

Саня розлил остатки водки по стаканам.

— Водяра-то кончилась. Чо делать будем? — взяв не полный стакан заметил Толян.

— Ща ебнем и я к Ваньке сгоняю. У него разживемся.

— Сань, я пустой. У тебя бабки есть?

— Не-а. Да, ладно. — Он взглянул на распластанное на тахте обнаженное женское тело. — Договоримся.